Невосполнимая потеря - Коган О.Г.

Васильева Л.Ф.


22 июля 2004, не дожив до своего 75 - летия несколько месяцев, скончался Ом Григорьевич Коган.

Ум отказывается верить этим скупым строчкам, потому, что этого не должно быть никогда. Когда умирает твой учитель, это не просто смерть человека, это умирает часть тебя, при этом лучшая часть и ты уже не можешь быть таким, каким был при его жизни. Все слова, которые можно сказать о нём нужны были при его жизни. Потеря невосполнимая для тех, для кого он был настройщиком души и ума. Любая его мысль отзывалась резонансом в наших сердцах.

Говорят, что человек остаётся жив до тех пор, пока его помнят живые. Поэтому мы решили поместить фотографии разных лет его творческой деятельности.

Редколлегия журнала прикладная кинезиология обращается ко всем, кто соприкоснулся в жизни с Омом Григорьевичем, пришлите нам истории Вашей жизни с ним связанные, фотографии – мы опубликуем их в журнале и это будет лучше любых слов. а, собрав их вместе, мы издадим книгу о нём.

Редколлегия с благодарностью примёт различные вещи О.Г.Когана, сохранившиеся у Вас и передаст родственникам для создания будущего музея его имени.

А теперь одна из историй соприкосновений с О.Г.

Иистория о том, как мы изучали мануальную терапию

Эта история началась в далёкие 70-сятые годы, когда Ом Григорьевич приехал в гости к своему сыну в Чехословакию. Поцеловав сына и поставив чемодан на пол в прихожей, О.Г. поинтересовался, что нового есть в Чехии в медицине. Ему было сообщено, что сейчас проходят курсы по мануальной терапии под руководством К.Э Левита, но набор завершён и никого не принимают, кроме того, они проходят на чешском языке. Интересно, сказал О.Г. и через час он уже занимался на курсах. Он достал всё, что возможно из литературы на чешском языке и начал детально штудировать, приобщая к переводу сына, сделал фотографии бесчисленного количества страниц текста. Это огромные рулоны я видела сама позднее, и была поражена, как это удалось столько вывезти из Чехии.

Познакомившись с материалом О.Г., решил, что это направление необходимо внедрить в России, а конкретнее в Новокузнецке. Для этого необходимы были люди, которые хотя бы как то были знакомы с основами МТ. И он их начал собирать отовсюду, где только возможно. И здесь удача улыбнулась О.Г. Именно в этот период в 1984 проф. Гойденко В.С. решил провести курсы по мануальной рефлексотерапии в Москве, которые проводила И. Дурианова И И Турзова. До сих пор осталось тайной, каким образом удалось О.Г. договориться с В.С., но 10 сотрудников кафедры сидели на первых рядах на этом курсе. Сказать, что учиться было сложно, это не те слова. Во-первых, изложение на иностранном языке с синхронным переводом, во-вторых огромная аудитория (80 человек). Это затрудняло, как обучение практическим навыкам, так и понимание теоретических основ, которые в разрез шли с неврологическими концепциями о патоморфологическом субстрате остеохондроза, о гипотонии мышц, возникающей при компрессии. Оставалось непонятным, почему это вдруг блокируется сустав, и с чего это укорачивается одна из многих мышц, имеющих одинаковую нагрузку.

По возвращению домой МТ была разделена на участки соответственно регионам, назначены ответственные за регионы. Поясничный отдел достался доц. Б.Г.Петрову, грудной -  О.В.Кузнецовой и ------------, шейный - мне, суставы руки - В.Ф.Малевику, суставы ноги - К.Б.Петрову, а мышечный дисбаланс В.П.Дюпину. При этом указаны строки – 6 месяцев на изучение, овладение, освоение, составление методических рекомендаций и их опубликование. Через 6 мес. у нас был цикл по мануальной терапии. Сказать, что мы имели большую перегрузку по подготовке к циклу, это не сказать ничего, мы просто все эти полгода жили на кафедре, хотя каждый из нас осваивал только один регион позвоночника или конечностей. Больше всех доставалось нашему доценту И.Р.Шмидт, которая должна была составить вместе с нами методические рекомендации по методам мануальной терапии для всех регионов. Приёмов оказалось более 300. Мы были завалены словарями чещско-русскими и болгарско-русскими переводя приём за приёмом. Литература на немецком досталась И.Р., как всегда, самое тяжелое падало на её плечи. До сих пор каждый из нас эту методичку сохраняет бережно как т талисман.

Циклы пошли один за другим, иной раз на один цикл приезжало до 100 человек. С каждым циклом нам казалось, то мы преподаём лучше и лучше. Но это казалось только нам. Как то однажды О.Г. собирает нас и говорит, что мы должны учиться у Левита. В настоящий момент он лучше всех знает МТ.

Для оптимальности обучения было снят этаж одного из санаториев, куда мы приехали всей кафедрой. Кроме того, был приглашён проф. В.П.Веселовский из Казани и коллеги из Новосибирска с сотрудниками. Обучение было строгое и педантичное. Изумляло то, что О.Г.учился наравне с нами, вместе со всеми получая удары по рукам за неточность движений, одновременно отвечая на наши бесконечные: «почему». Оставаясь с нами после занятий, не жалея своего времени ещё раз отрабатывая и отрабатывая приёмы. Есть такое понятие, которое почти утрачено, а именно: вкладывать в учеников. Там, в далёкой Сибири 2 великих человека: О.Г.Коган и К.Э Левит, совершенно бесплатно для нас, в свой отпуск, целый месяц день за днём оттачивали не своё, а наше мастерство.

Я обращаюсь к Вам нашим коллегам по мануальной терапии, кому из Вас так повезло в жизни с учителями, как нам, сотрудникам кафедры неврологии Новокузнецкого института усовершенствования врачей, возглавляемой профессором О.Г. Коганом в далёкий 1990 г.?