Васильева Людмила Федоровна


Не позволить чтобы неудача отбила охоту (К. Левит)

Гений Левита заключался именно в том, что он смог показать на врачебном языке доказательной медицины эффективность мануальной терапии на позвоночнике


До 1966 года ручные техники находились в руках остеопатов и хиропрактов, на которых не обращала внимание традиционная медицина, приравнивая их работу к масссажному искусству. Хиропрактике и остеопатии обучались в специальных колледжах и они не имели статус врачебной специальности.

Однако, эффективность ручной терапии всегда вызывала пристальное внимание врачей и может быть мы так и шли разными путями, если бы однажды, рентгенолог проф. Левит вместе со своим другом проф. Звоном не увидели рентгенологического подтверждения функционального нарушения в позвоночнике, таких как ограничение синкинетической ротации при латерофлексии шеи на уровне функционального блока, асимметричного положения суставов, которое исчезало после манипуляции. Таким образом было найдено объективное подтверждение, что хиропрактика и остеопатия действительно влияют на позвоночник и тогда, усилием Левита и его коллег была создана мануальная медицина, которая взяла все лучшее, что есть в хиропрактике и остеопатии применительно к позвоночнику, потому что именно на позвоночнике были найдены и верифицированы признаки наличия функциональных блоков и их коррекции.

Особенно становлению мануальной терапии помогли исследования российского ученого проф. Полянского, который подтвердил рефлекторный генез в формировании болевых мышечных синдромов, связанных с нарушением биомеханики позвоночника. Одновременно появились работы о висцеромоторных рефлексах проф. Могендовича, о дерматомоторных рефлексах и спондилогенных заболеваниях опорно-двигательного аппарата. В основе этой идеи лежала ирритация из сино-вертебрального нерва.

Гений Левита заключался именно в том, что он смог показать на врачебном языке доказательной медицины эффективность мануальной терапии на позвоночнике, которая существенно улучшала состояние здоровья пациентов.

Это было не просто. Для того, чтобы систематизировать эти знания, проф. Левит ездил в разные страны, учился у разных специалистов в Германии, Англии, Швейцарии вместе со своей спутницей женой англичанкой.

Систематизировав огромный пласт материала, скомпоновав наиболее эффективные методы мобилизации и манипуляции, положив в основу фундаментальные знания рентгена биомеханики, он создал из разных кусочков разрозненных хиропрактических и остеопатических практик научную дисциплину. Издал первый учебник мануальной медицины. Этот учебник пользовался бешеной популярностью. Он был издан на 14 языках и был признан врачами многих стран. Так была создана международная ассоциация мануальной медицины, которая существует и активно действует сейчас. Русские специалисты так же интересовались новым направлением.

Большой интерес К. Левит проявляет к появившейся в СССР молодой науке вертерброневрологии, взгляды которой были очень созвучны его подходу (проф. Попелянкий Я. Ю., и его ученик проф. Веселовский В. П.).

Он просит разрешение на приезд в СССР, однако К. Левиту было отказано во въезде в СССР для ознакомления с работой данного направления. Но что может остановить тягу к знаниям? Возникает плодотворная переписка между двумя великими умами, проф. Попелянским Я. Ю. и К. Левитом. В 1973 году в Казани на основе монографии К. Левита, чудом привезенной в СССР в «Старой» клинике были предприняты первые шаги самостоятельного освоения предмета. После нескольких попыток стало ясно, что без профессионала не обойтись. Все казалось крайне непривычным, сложным, даже неестественным.

Встал вопрос о деловой поездке в Чехословакию для знакомства с методом. Требовался специалист с соответствующими анкетными данными. Таковых в то время не оказалось. Но уже в 1980 году Г. А. Иваничеву удается добиться разрешения на поездку в Чехию. Работая в течение месяца в непосредственном контакте с К. Левитом и его учениками, молодой ученый хорошо освоил базис мануальной терапии, в чем по приезде убедил коллег.

В России начинается эра мануальной терапии, выходя на «свет» из области паранауки и костоправства.

Одним из первых, кто смог понять значение мануальной медицины для России (тогда Советского Союза) был проф. Гайденко В. С.

С высоты сегодняшнего дня до сих пор трудно понять, как ему удалось организовать приезд и проведение международных семинаров по мануальной терапии в России, а дальше — утверждение специальности. Окружив себя молодыми талантливыми учеными, разработал программу обучения.

Параллельно с проф. Гойденко мануальной медициной интересовался проф. Коган. Он занимался проблемой нейрореабилитации и видел большие перспективы для мануальной медицины. Впервые о мануальной терапии я услышала от учеников Иваничева, который уже в 80-ых годах в Казани не только пропагандировал, но и активно использовал методы мануальной терапии. Я познакомилась с проф. Левитом в 1983 году. Так сложились звезды, что с группой молодых ученых я попала в Прагу. Зажав в руке листочек с телефоном и адресом Левита, полученным от проф. Попелянского, я сделала практически невозможное, чтобы попасть в его клинику, и с этих пор началась дружба длиною в 30 лет.

Яркая личность, блестяящий ум и доброе, ототзывчивое сердце проф. К. Левита никогда не давали ему сидеть на одном месте. Он все время двигался вперед, приобретая на своем пути огромное количество соратников и друзей. Видя большое будущее этого метода, болея всем сердцем за метод мануальной терапии, проф. К. Левит активно обучается сам и обучает докторов, делится всеми своими знаниями.

В каждом своем ученике, он видит родное дитя, продолжение, воплощение в жизнь той мечты, мечты своего сердца и ума. К нему едут из всех концов страны и зарубежья, на лечение и за знаниями.

В 1983 году К. Левит побывал в Москве, куда он приехал на Европейский конгресс ревматологов. После недельного общения было принято решение о повторном его приезде для работы с группой преподавателей.

В короткий период времени изучив русский язык, в 1984 году К. Левит вновь едет в Россию и готовит в Казани небольшую группу педагогов. С тех пор он периодически выезжает с лекциями в Казань, Новокузнецк, Сочи, Москву.

Вот цитата одного из его учеников: «С Карлом Левитом мне посчастливилось встретиться этим летом и собственными глазами увидеть, как работает этот удивительный доктор. Меня поразило его клинически неординарное мышление. Методика обследования — совершенно иная, чем мы видим в наших поликлиниках и больницах. Когда профессор Левит осматривает больного, то кажется, что не ускользает ни единая деталь. Обследуя пациента, руками проверяет активные движения в позвоночнике. С помощью пальцев изучает отток, температуру кожи, болезненность сухожилий. Сложилось такое впечатление, что профессору Левиту для того, чтобы поставить диагноз, нет необходимости пользоваться рентгеноаппаратом или компьютерной томографией. Как только профессор установил диагноз, он приступает к действиям — никакой суеты, все движения — легкие, плавные, точные. И вдруг — неуловимое движение, щелчок — и устранен блок, который мучил пациента месяцы, а то и долгие годы»,— вспоминает невролог Едуард Языджан.

Вот что говорил своим ученикам Левит К.:«Пренебрежение пальпацией недопустимо для мануального терапевта. Современные диагностические технологии основаны на создании модели головного мозга и его сенсоров.

Мы доверяем копии (диагностическим приборам) и отвергаем оригинал (пальпация и анализ её результатов мозгом врача)!» 

После посещения Левита я привезла несколько книг на болгарском, чешском и немецком языках. Когда судьба свела меня на кофе в Венеции с проф. Коганом, я поняла, что нашла своего учителя. Когда он предложил мне ординатуру по мануальной терапии, моя судьба круто изменилась. Проф. Коган и Иваничев несколько раз приглашали проф. Левита в Казань, Новокузнецк, где проводили семинары по практическому освоению техник.

С 88 года началось регулярное преподавание мануальной терапии на кафедре неврологии новокузнецкого ГИДУВа, а с 90 года создана всесоюзная ассоциация мамануальной терапии, которую организовал проф. Коган. В 1984 году состоялся первый семинар по мануальной терапии возглавляемый проф. Гайденко. Благодаря его любезному разрешеению вся кафедра проф. Когана сидела на первом ряду этого семинара, а потом мы судорожно переводили книги с болгарского, чешского, немецкого, создавая собственное методическое руководство.

Книги проф. Левита претерпели несколько изданий, дополняя, разживая и делая более эффиктивными навыки мануальной терапии. Их ценюность заключается в том, что они написаны просто, доступно, с учетом медицинских знаний. Но больше всего меня поражало то, на что проф. Левит всегда указывал, говоря что все патобиомеханические нарушения образуют единую систему, друг с другом функционально связаны, образуя биомеханические цепочки. Если разрушить источник этой цепочки, то можно разрушить всю патобиомеханическую цепь. Еще он всегда говорил, что одним из наиболее частых причин формирования патобиомеханических нарушений является нестабильность — именно эти слова заставили меня искать другие пути воздействия на ПМБИ, потому что меня всегда мучил вопрос, почему мануальная терапия растягивает укороченные мышцы, а в неврологии как первичный фактор оценивают гипотонию и гипорефлексию и ответ на этот вопрос мне дала прикладная кинезиология. Мы начали искать — и так в нашей стране появилась прикладная кинезиология.

Как он принимал пациентов

Curabitur blandit tempus porttitor. Aenean eu leo quam. Pellentesque ornare sem lacinia quam venenatis vestibulum.

Мне удалось несколько дней поприсутствовать с проф. Левитом на его приеме. На каждого пациента у него была заведена индивидуальная карта, куда он детально записывал все нарушения. Карты хранилось у него в разъемом сейфе и хранились как самая большая драгоценность. Каждую историю болезни он печатал на машинке и сохранял в несгораемом шкафу... И что мне особенно запомнилось: он, не используя основы кинезиологической диагностики, абсолютно точно производил коррекцию тонусно-силового дисбаланса между агонистами, антагонистами и синергистами. До последнего дня он вел клинические приемы, сам водил машину и ездил на работу из пригорода Праги в центр города. Я однажды присутствовала у него на приеме, когда он принимал пациента, которого он принимал 30 лет назад и карточка его была в полном порядке.

Когда я присутствовала на приемах проф. Левита, он заставлял меня активно участвовать и в осмотре, и в пальпации и заставлял проводить манипуляционне техники на немецких, австрийских, чешских пациентах, повторяя, — только практика позволит освоить наработанное. А когда я рассказала ему о своей трех плоскостной манипуляции — он тут же подставил свою шею — “покажи на мне, чем это отличается!”. И пока не освоил технологию — от меня не отставал.

Он опубликовал огромное количество статей и всегда в жизни был борцом, и никогда не соглашался с чужим мнением, если оно не было аргументировным, и всегда говорил, что пальпация может давать иллюзию асимметричного расположения тканей: попробуйте найти другие достоверные критерии, которые могут под твердить пальпаторные находки, потому что при пальпации мы пальпируем многослойность тканей и какая из них давала асимметрию объективизировать очень сложно, поэтому диагностика только на основе пальпации может быть крайне субъективна. Его очень заинтересовали мои способы графически отобразить визуальные критерии неоптимальной статики и динамики, и это дало возможность написания совместной книги.

Как мы вместе писали книгу

Мне очень хочется поделиться с вами секретом написания многочисленных трудов проф. Левитом, поскольку целый месяц, день ото дня вместе мы перерабатывали написанный мной материал. Он обычно работал сразу после завтрака до обеда. После обеда он всегда отдыхал, гулял по парку, полностью отвлекаясь от темы книги и возвращался к ней только после ужина. У него никогда не было аврала, а была четко продуманная ежедневная работа. Он составлял себе план на день, неделю, месяц и пытался ему следовать. В его доме было огромное количество книг и в каждой книге были закладки на разных страницах, к которым он часто возвращался. Карл Иванович был очень щедрым человеком, он заводил меня в свою библиотеку, позволяя брать любую книгу, только учись, только читай, только иди дальше и я ночи проводила в его библиотеке, пытаясь с английского и немецкого перевести на русский..

Как он отдыхал

Он был большой любитель музыки и учил меня внимательно относиться к любым новинкам музыкального искусства. Но еще более меня поразила его удивительное нежное отношение к жене. Помню такой случай: мы с ним сидим за компьютером, пытаясь отличить точность изложения материала, вдруг, он вспрыгивает и идет к батарее, на которой лежат тапочки его жены, он их схватывает и бежит к ванне только для того, чтобы его жена после ванны надела теплые тапочки. И еще меня поразила эта удивительная гордость друг другом. У нас как то не очень принято хвалится женой или мужем, а в словах каждого из них звучала гордость за своего супруга и супругу.

Однажды, он меня познакомил со своим другом рентгенологом проф. Ироутом и сказал, что это лучший рентгенолог Европы. Я прочитала на чешском его материалы о комбинированном движении позвонков, составила список вопросов перевела их на чешский. Можно даже не удивляться, но не прошло и недели, как я сидела в кабинете Ироута, заваливая его своими вопросами: а почему позвонок располагается и так и эдак,  на своей восхитительной смеси русского, английского и чешского. Только из большого уважения к проф. Левиту, проф. Ироут подавлял своё желание как можно быстрее со мной расстаться.

А я никак не могла понять, почему при латерофлексии позвонка в одной плоскости (9 признак ФБ), возникает вентральное или дорзальное смещение в другой (признак нестабильности), а флексия сопровождается латереальным смещением. Ироут только печально кивал головой и говорил — это закономерность биомеханики и если этого не происходит, то биомеханика нарушена. Я долго пыталась понять причину этих взаимоотношений, пока в моей голове не родилась идея о спиралевидном механизме движения ПДС и тогда все стало понятно.

Когда я увидела, что проф. Ироут устал, я предложила ему перепоручить меня его ученикам, и какое же было мое удивление, когда он сказал — а у меня нет учеников. Меня не понимают и не принимают мои идеи. Этим я занимаюсь только один и тогда я поняла основную истину: “если хочешь идти быстро — иди один, если хочешь идти дальше — иди вместе”.

Проф. К. Левит был крайне любознательным и проявлял такой детский интерес ко всему, что не переставал удивлять этим. Он очень много преподавал в разных странах, рассказывая о мануальной терапии в Германии, в которой сам же учится, но он умел систематизировать свои знания и соединить в единую логическую цепь, так что мануальные приемы звучали совершенно по-другому. 

Он крайне скептически относился к инструментальной диагностике, говоря, что ничто не сравнится с пальпацией, что компьютер может показать только то, что в него вложил человек, а пальцы человека показывают то, что в них вложил Бог..

Как-то профессор посетовал, что, целиком полагаясь на современную технику, врачи разучились видеть больного, понимать его, общаться с ним: нет обратной связи, должного контакта между больным и врачом, а это — очень важно

В последний раз я видела проф. Левита в 2012 году. Была организована юбилейная конференция на которой присутствовали все ученики профессора из разных стран.

Проф. Левит навсегда останется примером научной мужественности, умению добиваться поставленных целей и идти путем доказательной медицины и никогда не останавливаться. Его фигура всегда вызывала эмоции: или восхищение или страх. Он для нас всегда останется примером логичного и последовательного ученого, благодаря которому мы открыли новый мир мануального воздействия на мышечно-скелетную систему.

Проф. Левит помогал мне посещать международные конференции в разных странах, и я могла получать информацию из самых первых источников. Моих учителей сейчас нет, но они всегда рядом со мной. Каждый раз, когда я смотрю пациента, я думаю, а как бы это делал проф. Левит, а что бы сказал проф. Коган, как систематезировала бы это Изабелла Рудольфовна. Их уже нет, но цепочка их духовного объединения продолжается, поэтому я есть то, что создали мои учителя, поэтому моя благодарность к ним безгранична.

Васильева Людмила Федоровна,
д.м.н.,
профессор,
директор ЧУ ДПО Академия медицинской кинезиологии и мануальной терапии,
зав.кафедрой прикладной кинезиологии РАМСР,
директор Межрегиональной ассоциации прикладной кинезиологии,
Вицепрезидент Российской Ассоциации Мануальной Медицины,
координатор регионов,
Ведущий эксперт Ассоциации и Института Междисциплинарной медицины.